Катастрофа и социальный феномен в Японии

Сейчас все чаще пишут о социальном феномене, который наблюдается в тех районах Японии, которые подверглись жестокому испытанию природными катаклизмами. Обычно, после землетрясений, пожаров, наводнений, в местах пострадавших от них, начинают действовать мародеры, идут повальные грабежи того, что еще осталось, наступает хаос и беззаконие. Так было и в Новом Орлеане, так было на Гаити и в Чили. Ничего этого нет в Японии - ни одного сообщения о мародерстве и грабежах.

Более того, пишут, что владельцы продуктовых магазинов снизили цены на продовольственные товары, а владельцы торговых аппаратов, продающих еду и воду, открыли их для общего пользования. В местах, где не осталось ничего, где местность - месиво из обломков прежней благополучной жизни, жители помогают друг другу, вместе греются у костров, справедливо делят между собой пищу, уступают друг другу место в очереди.

Социологи объясняют это явление особым характером отношений в японском обществе. Во-первых, японцы чувствуют себя «в одной лодке», каждый японец знает, что он является частью социальной сети, определенной социальной группы, которой соответствует определенный стиль поведения в ней. В Японии не принято показывать свое состояние и привлекать внимание к своим чувствам - всем и так понятно, что тебе плохо, держись и не подавай вида.

Во-вторых, в стране низкий уровень преступности, эффективная полиция и гуманная система наказаний, которая пытается вернуть человека, который оступился, в общество. Этим занимаются и местные социальные комитеты, и общество в целом.

А главное, конечно, в том, что народ чувствует себя единым - на словах, не в лозунгах, а на деле. Единая, сплоченная нация, которая защищает себя изнутри, с помощью самых традиционных методов - чувство локтя и сострадания к ближнему.

Отправить